Имам Казим (да будет мир с ним!)

Деревня Абва[1] в то утро, 18 числа месяца сафар 128 года лунной хиджры, словно бы преобразилась. Солнечный луч наполовину озолотил своим светом высокие финиковые пальмы, и тени от них легли на глиняные кровли домов. Рев верблюдов и блеяние овец, которые расположились перед пастухом и готовились к отправлению в степь, сеяли зерна утренней бодрости в людские сердца, наполняя слух призывом к жизни. Недалеко от селения находилось озеро, в котором женщины набирали прозрачную воду, а на его поверхности от легкого дуновения ветерка спокойно колыхалась волна. Несколько ласточек торопливо, полные ликования поднялись и разлетелись в разные стороны, каждый раз окуная свои красные грудки в воду, будто бы до сих пор накаленные от зноя года Амул Филь[2]. В сторонке, разбросав свой высокий зеленый навес над могилой, стояла одинокая пальма. В то утро, у могилы согнувшись, стояла женщина, которая с уважением и почтением целовала землю и тихо-тихо плакала, что-то шепча сквозь губы. Из ее уст, благодаря дуновению ветерка, можно было расслышать следующие слова: «Приветствую тебя, Амина! О, почтенная мать Пророка! Да помилует Господь тебя, ушедшую из жизни на чужбине! Ныне, я, Хамида, невестка твоя, ношу в своем чреве дитя из потомства твоего сына. Предполагаю, что сегодня этот счастливый ребенок появится на свет, рядом с твоей могилой. О, госпожа, покоящаяся в этой земле, мой супруг сказал мне, что этот ребенок будет седьмым преемником Пророка. Моя госпожа! Попроси Всевышнего, чтобы ребенок родился здоровым». Хамида тяжело и величественно поднялась, стряхнула пыль с подола своей одежды, одну руку положила на живот и как подобает беременным женщинам, медленно и тяжело ступая, с осторожностью поспешила в сторону деревни. Когда солнце поднялось высоко в небо и деревенские голуби, купаясь в его лучах, летали под прозрачным небосводом местности Абва, из деревни поднялись ввысь возгласы ликования. Мои размышления у озера были прерваны из-за того, что я увидел как женщины торопливо и радостно спешили в разных направлениях. Вот, две женщины с большими глиняными кувшинами приблизились к озеру и набрали воду. Мои усмиренные мысли вдруг получили новое известие: «… сестра, говорят, что имам Садык после того, как его известили о рождении ребенка, сказал: «Родился руководитель после меня и лучшее создание Всевышнего…»[3] — Вы знаете, какое имя дали ребёнку? — Думаю то, которое было дано ему ещё до рождения – Муса».

* * *
Непроизвольно мои раздумья от озера перенеслись в сторону пастуха, находившегося в степи, который не знал о том, что происходит в деревне. Он пас овец, подгоняя их посохом. В одно мгновение, я мысленно предположил, что этот пастушок — Моисей, а там пустыня Синай, и в мыслях промелькнуло: «Для столкновения с каким тираном своего времени появился на свет этот новорожденный Муса…?!»

Источник : http://alhassanain.org

[1] Местность, расположенная между Меккой и Мединой.
[2] Амул Филь (год Слона) — одна из точек отсчета времени в доисламской Мекке. Приходится примерно на 570 г.н.э. Согласно преданию, в этом году потерпела неудачу попытка эфиопского правителя Йемена разрушить священную Каабу. В войске врагов был боевой слон, по которому стали называть поход и год нападения. О походе упоминается в Коране в суре «Филь» (Слон).
[3] «Усул аль Кафи», том 1, стр. 476.

Статьи по теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.